СЕРИЯ "ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ" (ЧАСТЬ 8 - АХ, ВОЙНА, ЧТО Ж ТЫ СДЕЛАЛА, ПОДЛАЯ...)

 

Вторник, 27 Апреля 2010 г. 16:01 + в цитатник 



Каждый год всю свою сознательную жизнь я с душевным трепетом встречаю этот светлый праздник. 
Хотя надо признаться, что Бог миловал мою семью, и мы не получили похоронок в треугольных конвертах, и никто не был замучен в концлагерях, все вернулись живыми. Хотя все дедово поколение родни воевало, кто на японской границе, кто на западном фронте, кто в летной части, кто в подполье на окупированной территории. Кажется, многие сюжетные линии кинофильмов о войне рассказывают именно о моих предках. 
Подпольщица, работающая в немецком ресторане на оккупированной территории из фильма "Вызываем огонь на себя" - это моя двоюродная бабушка Аня. Ей чудом удалось в последний момент перед арестом уйти к партизанам, а после войны ей пришлось уехать из городка, потому что все считали ее "немецкой шлюхой". 
А эпизод из фильма "Судьба" с эвакуацией завода, когда немцы уже входили в город и нужно было успеть отправить последний эшелон - это то, что довелось пережить моему деду, начальнику локомотивного депо, руководившему эвакуацией людей и механизмов. 
Но для всех ветеранов одной эмоцией и одними чувствами окрашен тот незабываемый, летний и солнечный день - 22 июня. Эта подборка посвящена первым, самым трудным дням и месяцам войны.
 
До свидания, мальчики! 

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
стали тихими наши дворы,
наши мальчики головы подняли,
повзрослели они до поры,
на пороге едва помаячили
и ушли за солдатом солдат...
До свидания, мальчики! Мальчики,
постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
не жалейте ни пуль, ни гранат
и себя не щадите вы... И все-таки
постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб — разлуки и дым!
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги... Ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон...

Вы наплюйте на сплетников, девочки!
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад...
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад!

Булат Окуджава
1958 


Видади Нариманбеков Трудные дни. 1960 г.
 


Мыльников А.А. Прощание. 1975 г.



Гелий Коржев-Чувелев Проводы 1967 г.



Борис Угаров Мать. Год 1941-й.

22 июня 1941 года

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!

Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Степан Щипачев



Савицкий М.А. Партизаны. 1969 г.



М. Кугач Во время войны.



В. Гаврилов За родную землю. 1959 г.

Вспомните, ребята!

Вспомните, ребята, поколение людей
В кепках довоенного покроя.
Нас они любили,ppа руку водили,
С ними мы скандалили порою.

И когда над ними грянул смертный гром,
Нам судьба иное начертала -
Нам, непризывному, нам, неприписному
Воинству окрестного квартала.

Сирые метели след позамели,
Все календари пооблетели,
Годы нашей жизни как составы пролетели -
Как же мы давно осиротели!

Вспомните, ребята, вспомните, ребята,-
Разве это выразить словами, 
Как они стояли у военкомата
С бритыми навечно головами.

Вспомним их сегодня всех до одного,
Вымостивших страшную дорогу.
Скоро, кроме нас, уже не будет никого,
Кто вместе с ними слышал первую тревогу.

И когда над ними грянул смертный гром,
Трубами районного оркестра,
Мы глотали звуки ярости и муки,
Чтоб хотя бы музыка воскресла.

Вспомните, ребята, вспомните, ребята,-
Это только мы видали с вами,
Как они шагали от военкомата
С бритыми навечно головами.

Дмитрий Сухарев 
1977 г.



Константин Васильев Прощание славянки.



Е. Трегуб Ополченцы. 1983 г.



А. Михайлов Спаси и сохрани! 1988 г.

1941 

Мяли танки теплые хлеба,
И горела, как свеча, изба.
Шли деревни. Не забыть вовек
Визга умирающих телег,
Как лежала девочка без ног,
Как не стало на земле дорог.
Но тогда на жадного врага
Ополчились нивы и луга,
Разъярился даже горицвет,
Дерево и то стреляло вслед,
Ночью партизанили кусты
И взлетали, как щепа, мосты,
Шли с погоста деды и отцы,
Пули подавали мертвецы,
И, косматые, как облака,
Врукопашную пошли века.
Шли солдаты бить и перебить,
Как ходили прежде молотить.
Смерть предстала им не в высоте,
А в крестьянской древней простоте,
Та, что пригорюнилась, как мать,
Та, которой нам не миновать.
Затвердело сердце у земли,
А солдаты шли, и шли, и шли,
Шла Урала темная руда,
Шли, гремя, железные стада,
Шел Смоленщины дремучий бор,
Шел глухой, зазубренный топор,
Шли пустые, тусклые поля,
Шла большая русская земля.

Илья Эренбург 
1941 г.



Д. Шмарин Лето 1941-го. 1985 г.



Аркадий Пластов Фашист пролетел 1942 г.



В. Кожух Июнь 1941 года. 1981 г.

22 июня 1941 года

Грязь, вода, комарьё да жара:
Взвод на брюхе ползёт по болоту
Мы уже наорались "Ура",
Положив на три четверти роту.

Сколько их полегло тех ребят?
Кольке было семнадцать? Едва ли.
И приказы: "ни шагу назад"
Мы сполна на себе испытали.

Нас подняли в четыре ноль ноль,
Комиссарил комбат перед строем,
И шепнул я Коляну:"Слышь, Коль
Чую быть мне сегодня героем"

Он тогда улыбнулся в ответ
Беззащитной улыбкой, смурною 
И уже серебрился рассвет
Тот последний, что перед войною...

Вот Оно! Задрожала земля!
Танки, танки..Откуда их столько?!
И попёрли они на меня
И, от страха вспотевшего Кольку

Трехлинеечка билась в руках,
Пули грызли и мышцы, и кости,
Но животный отчаянный страх
Уступает под натиском злости.

И горят они, суки, горят!
Колька, видишь, горят они всё же!
Я в прицеле ловлю их солдат
И палю в эти сытые рожи

Колька, стой, ты куда дуралей!
Марш назад! Что ты делаешь, парень?!
Возвращайся! Не думай! Не смей!
Я ору будто в пьяном угаре.

Волоча трёхлинейку за ствол,
Поглядев на меня виновато,
Колька медленно к танку побрёл
К животу прижимая гранату...

А потом был приказ отступать
А потом нас загнали в болото
Мы ползём по нему, твою мать-
На три четверти павшая рота... 

Автор под ником - Joe K



Аркадий Пластов. Немцы идут. Июль 1941 года. 1941 г.



В. Чекалов. Оккупанты. 1958 г.



С. Герасимов Мать партизана. 1943 г.
Подробнее
Вверх

Вниз